Они пережили расставание

Отчаянию не сдавайтесь!

Тот солнечный майский день восемь лет назад стал для меня катастрофой. В тот день стало ясно, что мой дорогой, мой любимый человек навсегда уехал из моего города, не оставив никаких координат и не попрощавшись.

В последний раз, когда мы виделись, он зашёл ко мне домой, договорился со мной и моими родителями, что придёт назавтра просить моей руки. Пообещал – и ушёл навсегда...

Сказать, что для меня тогда рухнул мир – значит не сказать ничего. Во мне тогда всё остановилось. Остановилось и умерло.

Дня три я неподвижно пролежала на диване лицом к стене. Ничего не ела. У меня не было сил даже встать. Мне не хотелось ничего. Ничего.

Он, мой любимый человек, был участником войны в Чечне. Он потерял друзей на этой войне и сам едва не погиб. Он был механиком-водителем боевой машины десанта. На колонну напали боевики, его БМД была подбита, он, теряя сознание, едва успел выползти. Остальные ребята из его экипажа сгорели заживо. В госпитале врачи практически чудом спасли его жизнь. А когда он выздоровел и вернулся в свою часть, его бросила девушка. Вот тогда-то мы с ним и познакомились.

Мне было известно о многих неблаговидных деяниях товарища. Но одного я не могла представить себе даже в кошмарном сне – того, что человек, побывавший под пулями, проливавший кровь на войне, герой-десантник, награждённый боевыми наградами, словом, «самый человечный человек», может бросить девушку, которая поддерживала его в трудную минуту. Все мои представления о жизни, добре и зле, человечности, любви рухнули в один миг.

И ведь этот товарищ не был каким-то невероятным негодяем. Нет, он был самым обычным «плохим хорошим человеком», «как сто тысяч других в России». Он был не самым плохим товарищем. И от этого было ещё больнее.

И я совершила огромную-преогромную ошибку. Утопая в слезах и жалости к себе, я практически без боя сдалась отчаянию, и оно полностью завладело моей душой. Я не сомневалась в том, что моя жизнь закончилась, и никакого просвета уже никогда не наступит.

Летнюю сессию я с трудом сдала на дохлые тройки, которые мне поставили отчасти из доброй памяти обо мне как о хорошей студентке, на первом и втором курсе учившейся на четыре и пять, отчасти – ради того, чтобы не возиться с пересдачей. Перешла на заочное. Но не смогла учиться и на заочном, бросила институт, устроилась работать на завод.

Мне всерьёз казалось, что я навсегда вычеркнута из жизни, такой прекрасной для других, и что на мою долю остались одни воспоминания о былом. Вместо того, чтобы гнать воспоминания прочь, я перебирала их каждый день по много-много раз, отчего отчаяние росло как на дрожжах. И до бесконечности задавалась вопросами «За что?..» и «Как он мог?..», которые снова и снова сталкивали меня на дно отчаяния.

И какую же боль мне приносили праздники, когда улицы были запружены толпами счастливых людей, среди которых было много влюблённых! Особенно – военные праздники. В городе, где я живу, много военных, поэтому военные праздники всегда отмечаются с большим размахом. И как же было больно, когда с высоких трибун произносились речи о том, что де нашим воинам нужны любовь, преданность, верность… И какой чудовищной ложью казались песни военных лет вроде «Тёмной ночи» или «Жди меня, и я вернусь»…

А ещё жила надежда на то, что он одумается, вернётся. Ведь не совсем же он бессовестный? И эта надежда тоже связывала по рукам и ногам, не давая осмыслить случившееся, пересмотреть свою жизнь, что-то изменить в ней.

Я молилась за него. То я молилась о том, чтобы забыть его, то – о том, чтобы он вернулся, но всегда – о том, чтобы Господь простил его и спас его душу. Моё сердце разрывалось от боли одновременно за себя и за него. Не знаю, как это передать… точно часть его боли передалась мне. Передо мной стояли его глаза, в которых отражалось всё, что с ним случилось. Глаза, в которых застыла боль. «Страшные глаза – окаменелое страданье». И если даже сопереживать ему так больно, то что же тогда творится в его душе?

Периодически я ездила к святым местам. Собираясь в поездку, я всегда хотела попросить помочь мне забыть его навсегда. Но по прибытии к святыне моя душа как будто ненадолго оживала и каждый раз неожиданно для себя начинала молиться о его спасении.

А потом я приезжала домой, и всё начиналось сначала.

Так прошло около пяти лет. Нелегко это осознавать, но чёрную ночь отчаяния длиной в пять лет я соорудила себе сама, своими руками. Такова была цена не пресечённого вовремя отчаяния. И это притом, что у нас с ним не было близких отношений, то есть, по идее, мне должно было быть проще переживать расставание, не пережёвывай я бесконечно свой «мильён терзаний».

Через пять лет такой жизни я дошла до полного нечувствия. Моя душа практически окаменела. Я полностью уверовала в то, что никогда не смогу никого полюбить. И вдруг, совершенно неожиданно для самой себя, мне захотелось жить. Это было, скорее, инстинктивное желание. Должно быть, душа уже дошла до какого-то предела, на котором началось отторжение отчаяния… Но вместо того, чтобы осмыслить всё, что было, разобраться в ошибках и только после этого двигаться дальше, я решила просто сбросить с плеч груз прошлого и начать жизнь с чистого листа.

И тут на сцене появился воин-освободитель.

Он нашёл меня по объявлению на сайте православных знакомств. Это был серьёзный, правильный, православный молодой человек с ясными глазами. Обращавшийся ко мне на «Вы» - прямо как до революции. В моём городе такими товарищами и не пахло.

Мы переписывались по интернету, потом – по смс. Конечно, меня беспокоило то, что нет общения вживую. Периодически я спрашивала, не сможет ли он ко мне приехать. Он ссылался на тотальную занятость, на учёбу в военной академии, на то, что помимо стояния на страже Родины он ещё «халтурит» на стороне. Я утешала себя всеми когда-либо прочитанными и слышанными примерами того, как многие офицеры со своими будущими жёнами виделись до свадьбы один или два раза.

В своих письмах товарищ писал много правильных вещей. Нужно сказать, от него я немало узнала о православии. И ради него я начала поститься (ох, и трудно же это было – с учётом того, что никаких постов я никогда не соблюдала) и ходить в церковь. Как же мне всё это поначалу казалось непосильно, и как хотелось всё бросить! Но я заставляла себя. И Господь явил мне Свою поддержку.

Однажды я вдруг ощутила, что я живая. Это было так странно и непривычно чувствовать после того, как мне несколько лет казалось, что меня больше нет, что моя душа умерла и кто-то другой живёт в моей оболочке. А тут – такое чудо, я живая и хочу жить… И по мере того, как я воцерковлялась, стала исповедоваться и причащаться, я всё более и более возвращалась к жизни. Каким чудом мне казалась теперь жизнь и то, что ко мне возвращаются нормальные человеческие реакции. Жизнь снова приобрела запахи, звуки, краски!.. Я восстановилась в институте, уже сменившем вывеску на «университет», и с жадностью принялась учиться…

А потом товарищ предпочёл другую девушку.

Я не могла поверить случившемуся.

Первый раз – первый раз в жизни! – я унизилась перед товарищем. В смс я умоляла его подумать обо мне, пожалеть меня, хотя что-то мне правильно подсказывало, что это не поможет, и своим унижением никогда никого не удержишь.

Серьёзный ясноглазый товарищ написал мне, что у него есть духовник, советами которого он руководствуется. Что знакомство – не повод для серьёзных отношений. И ещё целый ряд безусловно правильных вещей, читая которые, я рыдала в голос.

Он был правильный, этот товарищ. Он имел правильные взгляды на жизнь и чётко знал, что будет правильно строить правильную православную семью с правильной девушкой, воцерковлённой с пелёнок. А вовсе не с той, которая продиралась к Богу через штабеля наломанных ею же самой дров… Какие у меня вообще могли быть притязания – право, смешно… Но мне этот товарищ тогда казался последней надеждой на счастье, последней соломинкой.

Теперь, казалось, жизнь закончилась уже раз и навсегда. Больно было дышать, больно жить. За что же, за что?.. Господи, я же ходила в церковь, верила, молилась, постилась, я так старалась быть хорошей… За что?..

Но тут я обозлилась сама на себя. В хорошем смысле. Я распробовала вкус жизни, мне понравилось быть живой, и опять будет тот же мрак отчаяния? Да не будет! И я ежеминутно наступала на горло стенаниям о закончившейся жизни. Я сдала сессию на отлично, я не бросила пост (тогда шёл Петров пост), продолжала ходить в церковь… Честно скажу, мне это было очень тяжело. Я стояла на богослужениях, слёзы падали горохом, а не дремавший враг подсовывал мысли: «И чего ты, дура, тут стоишь? Никому ты тут не нужна, ты тут всем чужая, ты тут человек второго сорта…». Но я стояла. Хотя так было больно, ведь Церковь – это мы все, верующие люди, то есть, и он, и я, и та девушка…

Стала часто исповедоваться и причащаться. Прощать товарища и его девушку страшно не хотелось. Но я умом понимала, что так нельзя, и через «не могу» заставляла себя молиться о них, об искоренении всякой ненависти и умножении любви.

И всё это было не зря!

В моей жизни произошла самая главная Встреча. С Господом Иисусом Христом.

И с этой Встречей точно луч света высветил мне мои ошибки. В частности, что ранее товарищ занимал неподобающее ему место в центре моей жизни, тогда как там должен быть Господь. Раньше я не понимала, что где Бог – там и счастье, и мир в душе. Не могла даже этого представить. Теперь я твёрдо знаю: такого счастья, как даёт Бог, не может дать ни один человек. И Господь никогда-никогда не предаст. И главное теперь научиться быть верной Ему, стараться исправляться, а это очень непросто.

Сейчас никакого товарища в моей жизни нет, но меня это совершенно не огорчает. Человек, который с Богом, будет счастлив всегда, и я очень счастлива. Появилось доселе неведомое мне чувство внутренней свободы, мир и радость в душе, даже дышать стало так свободно – как никогда!..

Самое главное – никогда не отчаиваться. Даже если очень плохо, даже если кажется, что мир рушится вокруг, не надо сдаваться отчаянию, надо сопротивляться ему всеми силами и звать на помощь Господа. И Господь обязательно придёт на помощь.

© Perejit.ru

 

Рекомендуем для диагностики и гармонизации супружеских отношений: дистанционный (онлайн) курс «40 шагов к семейному счастью»



( 4 голоса: 4.75 из 5 )

Петличка

Петличка

отзыв  Оставить отзыв   Читать отзывы

  Предыдущая беседаСледующая беседа  

Версия для печати Версия для печати


Смотрите также по этой теме:
Не стоит умирать из-за тех, кто нас не любит (Alika)
Пройдя через смерть (Елена)
Дар безответной любви (Брат)
Муж вернулся ко мне (Елена, 40 лет)
История регента (Ирина Денисова)
Взыскание погибших (Мила, 28 лет)
«Не позволяй душе лениться…» История развода и нового брака (Елена, 43 года)
Измена – это болезнь (Станислав, 44 года)
Расставание — большая работа (Екатерина, 22 года)
Долгое расставание с чужим мужем (Анастасия)

воспитание детей
диагностический курс
Как молиться, чтобы пережить развод, расставание?
Последние просьбы о помощи
21.02.2017
Два месяца назад он пришел выпивши и сказал, что у него есть другая уже несколько лет и он хочет жить с ней. Я пережила настоящий шок.
20.02.2017
И вот, в январе этого года, меня увольняют с работы. У меня началась депрессия, естественно, ему это не нравилось, и вот он мне говорит, что не любит больше и не нужна, для меня это было ударом.
19.02.2017
Год прошел как от меня ушел муж. Прожили вместе 13 лет. Ушел просто, сказав, что нам надо пожить отдельно, подумать как жить дальше.
Читать другие просьбы


Бесплатный тест

купить длинную шерстяную юбку

Красивые футболки для девушек о любви

Книги о расставании и разводе

православные книги электронные



Самое важное

Лучшее новое

Что такое настоящая любовь?

© «Пережить.Ру». 2006-2014. Группа сайтов «Пережить.Ру».
Без разрешения редакции допускается использование на одном сайте не более одного материала с www.perejit.ru.
При воспроизведении материала обязательна гиперссылка на www.perejit.ru
Администратор - info(гончая)perejit.ru     Разработка сайта - zimovka.ru    Дизайн - www.gabay.ru